Методология

В основу методологического инструментария исследовательской группы будут положены следующие концепции и принципы: 
  • методологический подход глобальной (транснациональной истории). В зарубежной научной литературе отдельные употребления понятия «транснациональное» встречаются с 1960-х гг., в массовом порядке – с середины 1970-х, при этом в центре первоначально находилось изучение экономики и права, анализ бизнес-компаний, не имевших национальной привязки, включая трансфер технологий, в некоторых случаях это понятие в тот период употреблялось при описании терроризма. В 1980-90-х эта дефиниция пришла в социальные и гуманитарные науки. Понятие «транснациональной истории» выросло из начатых в 2000-е дебатов по вопросу возможного преодоления национально-исторических перспектив в исторической науке и привело к буму глобальной истории (в качестве синонима употребляются понятия «история трансфера» или «история сплетения») / global history, histoire croisee (Werner M., Zimmermann B. 2002).  Долгое время понятие не было определено, но в целом сложился некий консенсус, что под «транснациональным» следует понимать те интеракции между индивидуумами, группами, организациями и государствами, которые осуществляются через границы и вне рамок привычных для национального государства структур и поведенческих образцов. Интенции транснациональной истории, значимые для изучения культурной дипломатии, видятся в следующем:

    В центре исследовательского интереса находятся не национальные государства и члены правительств, а многослойные сплетения на уровне науки, экономики, гражданского общества, культуры, дискурсивной среды. Вместо четко отграниченных друг от друга и гомогенных по своей сути акторов на первый план выдвигаются связи и потоки (links, flows) людей, идей, продуктов, процессов и паттернов.

    Круг внешнеполитических акторов распространяется на общественность, транснациональные сети и международные негосударственные организации (NGOs), обсуждается понятие «транснациональная идентичность», выявляются нетрадиционные носители решений в сфере международных отношений. Опыт транснационального ставит под сомнение национальные идентичности и образцы толкования у отдельных акторов.

    Сквозь призму транснационального рассматриваются не только классические политические отношения, а сложные процессы взаимодействия. В основу кладется динамическое и конструктивистское понимание политического, теории коммуникации. 

Транснациональная история подчеркивает процессуальный характер культуры, текучесть границ нации, постоянное новоопределение содержания этих двух явлений. Трансфер означает не только место встречи различных общностей, но и подразумевает контакты, которые изменяют общности и создают их новую идентичность. При этом процесс культурного трансфера и обмена описывается в теоретических работах различными дефинициями: сближение, приспособление, синкретизм, гибридизация, культурный перевод. Множественность вариантов ведет к множеству возможных результатов: принятию, отклонению, сегрегации. На сегодняшний день при изучении империй или культурных влияний в целом исследователи используют иллюстративную метафору ризомы, описанную Ж. Делезом и Ф. Гваттари, которая подразумевает сплетение гибридных культур, не имеющих одного корня, но основывающихся на многочисленных взаимовлияниях, противоречиях, проницаемости и деиерархизации. Решение задач транснациональной истории требует интенсивного поиска «трансграничных биографий» — изучения жизненного пути исторических актеров, социализация или профессионализация которых проходила под влиянием чуждого культурного пространства, что способствовало складыванию лоскутных (patchwork) или гибридных идентичностей; 

  • методологический подход культурной истории, фокус которой направлен на изучение значений и смыслов социальных и культурных практик, формирования культурных кодов субъектов и сообществ, включая интерес к культурному трансферу, эмоциональному и символическому измерению политических практик. Для анализа взаимодействия отдельных актеров в культурно-исторических исследованиях последних лет все чаще применяется категория «сети» (Netzwerk – нем., network – анг.), которые понимаются как специфическая культурная техника организации информационных и ресурсных потоков. Узловыми пунктами в этом ансамбле являются актеры, заинтересованные в удовлетворении взаимных интересов, выстраивающие взаимосвязи на основе доверия и использующие их как социальный капитал (в понимании П. Бурдье). Несмотря на то, что сама концепция сетей была взята из технических наук для описания рыночных механизмов или принципов функционирования предприятий, социальные сети несомненно имеют исторический характер, т. к. требуют временных и ресурсных инвестиций для создания, поддержания, реорганизации и самостабилизации; 
  • концепция коллективной памяти, которая определяется как важный элемент индивидуальной и коллективной идентичности, а также значимый властный ресурс и инструмент господства. Предполагается описать, как из первоначально многослойной среды воспоминаний в процессе институциональной обработки вытеснялись и исключались неудобные, а подходящие под